Новые лица в переговорах по Донбассу. Мнения, риски, «бонусы»

Украинская делегация в Трехсторонней контактной группе по вопросам Донбасса 9 июня представила четверых новых представителей. Ими оказались, как и было обещано, выходцы из Донецкой и Луганской областей, переселенцы. В состав консультационной группы вошли четверо переселенцев:

Вадим Горан — уроженец Краснодона Луганской области, заслуженный юрист Украины. С 1994 года работал в органах прокуратуры Луганской области. В октябре 2004 года перешел работать в Генеральную прокуратуру Украины. В августе 2006 года был назначен на должность заместителя прокурора Киева. В марте 2014 года ушел из органов прокуратуры. После этого стал главой общественной организации «Луганское землячество».
 
Константин Либстер — потомственный медик, травматолог. Его отец Сергей Либстер после 2014 года остался жить в Луганске и, согласно информации СМИ, был внесен в базу «Миротворца» за якобы сотрудничество с оккупационной администрацией и награды от так называемой «ЛНР».
 
Денис Казанский — журналист, блогер, автор книги «Черная Лихорадка» о нелегальной добыче угля на Донбассе. В 2012 году партия УДАР выдвинула Казанского на пост мэра Енакиево. Избирком Енакиево регистрировать Дениса Казанского отказался. В 2015 году стал главным редактором сайта «Четвертая Власть». С марта 2019 года возглавляет онлайн-издания «Восточный вариант».
 
 
Сергей Гармаш — журналист. С 1996 по 2004 год работал корреспондентом «Радио Свобода» в Донецкой области. С 2001 по 2003 год — корреспондент «Интерфакс-Украина» в Донецкой области. С 2002 года возглавляет интернет-издание «ОстроВ».
 
Президент Владимир Зеленский не раз высказывал идею о том, что к переговорному процессу в Минске должны быть привлечены представители украинского Донбасса, а не те люди, которых настойчиво предлагает или, скорее, навязывает Кремль. Сначала Офис президента изменил состав и формат украинской делегации, которую по-прежнему возглавляет Леонид Кучма, но теперь у него появился заместитель вице-премьер-министр Алексей Резников. По мнению экспертов, он занимает этот пост, не просто потому что Зеленский видит в нем профессионального переговорщика, но также доверяет ему.
Алексей Резников в интервью «Лиге» заявил, что украинская делегация выбирала между теми, кто может представлять Донбасс, — чиновниками или представителями гражданского общества.
«Первое, что приходит в голову - избранные на легитимных выборах 2010 года депутаты местных советов или мэры. Юридическая легитимность была бы точно. При этом ее бы и западники приняли. Но общественная легитимность могла бы остаться под сомнением, потому что не каждый депутат Донецкого или Луганского горсовета сегодня воспринимается, как имеющий право говорить от имени свободного демократичного Донбасса <…> Пришлось принять решение в пользу общественной легитимности. Мы пришли к тому, что это должны быть представители гражданского общества разных профессий: журналисты, священники, юристы, спортсмены, правозащитники», — рассказал Резников.

Жаркие дискуссии вокруг персоналий консультантов и критериев их отбора разгорелись в соцсетях и СМИ. И если журналистов Дениса Казанского и Сергея Гармаша некоторые эксперты и политики считают радикалами, людьми, которые не пойдут на уступки по отношению к своим же землякам, то Константину Либстеру вспомнили внесение его отца в списки «Миротворца», и сотрудничество с главой группировки «ЛНР» Леонидом Пасечником. Константин Либстер в интервью «Прямому» заявил, если к отцу «есть вопросы», то пусть с этим разбираются спецслужбы.

«Я уверен, что к моему отцу вопросов никаких нет», — подчеркнул медик.
Не остался без внимания и Вадим Горан. Организацию «Луганское землячество», которую он возглавляет, связывают с экс-регионалом Александром Ефремовым обвиняемым в сепаратизме и посягательстве на территориальную целостность Украины.

Политический аналитик Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» Мария Золкина считает, что любые кандидатуры вызвали бы споры в обществе, среди политиков, потому что вопрос очень острый. Она не исключает, что некий своеобразный баланс заложен в том, что риторика донецких представителей отличается радикальностью от позиции луганских консультантов.

«Из четверых людей у нас двое с абсолютно понятной четкой публичной позицией, оставшиеся двое из Луганской области - с другой позицией. Тут возникает вопрос: Это было специально? Для того чтобы среди переселенцев были люди с разными точками зрения, а они с разными точками зрения», — поясняет Золкина.

Она говорит, что ей понятна логика украинской стороны, которая пригласила в переговорный процесс именно переселенцев из Донбасса. Но, чтобы они стали отдельными субъектами переговоров в роли представителей отдельных районов Луганской и Донецкой областей, им нужно присвоить статус. А пока они лишь представители украинской делегации.

«Для того чтобы этот статус был закреплен официально на уровне ТКГ, они должны были присоединиться не только по приглашению украинской делегации. Их должна была пригласить ОБСЕ, которая координирует эти переговоры.  По той же схеме, по которой с 2014 года со стороны координатора ОБСЕ происходит приглашение людей из оккупированной территорий. То есть боевики и представители оккупационных администраций из Минской ТКГ никуда не деваются, они и дальше будут там сидеть, но формально они являются стороной, приглашенной ОБСЕ», — отмечает Золкина.
Она добавила, что украинская делегация таким образом формально выполнила пункт Минских соглашений о привлечении консультантов из ОРДЛО к обсуждению политических вопросов относительно дальнейшей судьбы Донбасса.

«То, что у этих людей статус украинской делегации в политической подгруппе, автоматически уменьшает шансы на то, что таким образом удастся формально выполнить пункт о консультациях с ОРДЛО. Идея украинского офиса президента была в том, чтобы таким образом, заведя переселенцев, размыть монополию, которую имеют члены оккупационные властей на представительство интересов оккупированных районов. Для того, чтобы эту монополию размыть, нужно не просто завести туда переселенцев, нужно присвоить им определенный статус. Наиболее оптимальный вариант – если бы они имели хотя бы такой же статус, который имеют люди, которые с 2014 года приезжают из Донецка и Луганска. Но чтобы это случилось, нужно согласие российской стороны и согласие координатора от ОБСЕ. Поскольку Россия категорически против, не признает приглашенных Украиной переселенцев в качестве голоса оккупированного Донбасса, ей не нужно, чтобы кто-то размывал монополию «ЛНР» и «ДНР» на это представительство, СММ ОБСЕ не готова взять на себя ответственность и в одностороннем порядке приглашать украинских переселенцев. Был выбран реалистичный вариант. Они включаются, но не имеют статуса полномочного представительства, одобренного всеми сторонами», — пояснила экспертка.

Как уже не раз заявляли сами дипломаты и приглашенные советники, на данный момент речь не идет о создании Консультационного совета. Идея создания такой отдельной площадки для переговоров принадлежит руководителю Офиса президента Украины Андрею Ермаку. Идею негативно восприняла оппозиция президента Владимира Зеленского. К тому же, как утверждают политики, французские и немецкие партнеры из «нормандской четверки» посоветовали отказаться от Консультативного совета.

«Это был бы отдельный новый формат, не важно, он был бы совещательным и обязательным к исполнению. Отдельный формат, который присовокуплял бы переговоры в Консультативном совете к Минской ТКГ.  Он де-факто влиял бы на то, кто с кем разговаривает. Консультативный совет предполагал, что формат переговорщиков меняется и за одним столом оказываются представители Украины и представители ОРДЛО, а не Украина и Россия. А Россия наоборот бы поменяла статус на наблюдателя», — поясняет Золкина.

Повний текст статті: Новости Донбасса