Языковой вопрос РФ будет использовать всегда, даже если временно оккупированные территории Донбасса будут реинтегрированы в Украину

Марія Золкіна
політичний аналітик Фонду "Демократичні ініціативи" імені Ілька Кучеріва
Коментарі
15 січня 2020

Языковой вопрос остается в Украине весьма болезненным, особенно для русскоязычного населения юго-востока. Но в рамках реинтеграции временно неподконтрольных территорий Донбасса решать его придется. И желательно – максимально деликатно. Эксперты высказали «Донецким новостям» мнения, как учесть «особый статус» Донбасса в языковом ракурсе и вообще в ракурсе русскоязычного населения, в том числе – массовой российской паспортизации жителей неподконтрольных территорий.

Вот, в частности, что об этом сказала Мария Золкина, аналитик Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива»:

Статус русского языка на оккупированной в данный момент части Донбасса в рамках переговоров о возращении этих районов под юрисдикцию Украины будет однозначно использоваться Кремлем с целью усилить их отдельность, отличность, специфичность. Для РФ это вопрос принципиальный и стратегический.

Если рассматривать уже имеющиеся договоренности, то в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 года (т.н. «Минск-2») вопрос языка входит в широкий перечень тех компонентов, из которых и должен состоять т.н. «особый статус» Донбасса. Так, в пояснении пункта 11 Комплекса мер речь идет и о языковом самоопределении.

В сентябре 2014 года же был принят закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» – т.н. закон «об особом статусе» ОРДЛО. (Закон регулярно продлевается, но его фактическое действие начнется после перехода территорий под контроль Украины, – ред.). В законе идет речь не о языковом самоопределении этих районов в целом, а о языковом самоопределении каждого отдельного жителя оккупированных территорий Донбасса. И это – принципиально важная разница. Ведь языковое самоопределение территорий (которого по факту сейчас в законе нет) граничит с культурно-языковой автономией, с политической автономией, с отдельными специфическими правами данного региона.

Закон об «особом статусе» в его нынешнем виде формулирует языковой вопрос таким образом, что ОРДЛО будут отличаться от других районов и областей Украины только тем, что там органы местного самоуправления, исполнительной власти будут содействовать возможности использования русского языка (и других языков) в различных сферах. Но не гарантируют, что русский или какой-то другой язык заменит (подменит) собой единый государственный язык – украинский.

Например, житель ОРДЛО имеет право на этих территориях обращаться к украинским органам власти на языке, который он считает для себя родным. К примеру – на русском. Но представитель власти не обязан отвечать (или вести то же судопроизводство, делопроизводство, документооборот) на том языке, на котором говорят жители этой территории.

При этом языковая статья закона об «особом статусе» на данный момент ссылается на бывший закон Кивалова-Колесниченко – а он уже признан неконституционным. Поэтому эту статью однозначно придется менять. И если команда президента Владимира Зеленского при разработке нового закона об «особом статусе» сохранит нынешнюю норму (хотя бы в базовом подходе), то планы РФ по созданию и политической, и языковой автономии на территории ОРДЛО будут частично нивелированы. Хотя бы в языковом вопросе.

Думаю, что в случае изменений закона российская сторона будет заставлять команду Зеленского прописать в статье возможность языкового самоопределения именно территорий, а не каждого отдельного гражданина, как сейчас.

В контексте нелегитимной паспортизации жителей ОРДЛО, конечно, РФ будет использовать языковой вопрос, чтобы доказать – эти территории качественно отличаются от прочих. Что там живут люди, которые этнически или политически не считают себя украинцами. Скорее – представителями соседнего государства. Русскими. Россиянами.

И язык будет служить тем маркером, который РФ будет использовать всегда, даже если эти территории в результате какого-то компромисса будут реинтегрированы в Украину.

В данный момент катастрофы нет. Имеющаяся норма о языке в законе об «особом статусе» не подрывает статус украинского языка. Но украинская сторона должна жестко стоять, что официальным государственным языком на этих территориях может быть только украинский. И какой-либо статус другого языка не может перечеркивать (ни де-факто, ни де-юре) статус единого государственного языка – украинского.

Не уверена, что украинская сторона выстоит в этом противостоянии. Те заявления, которые звучали от новой команды (в стиле «давайте разрешим людям свободно пользоваться русским языком»), показывают, что к языковому вопросу они относятся спокойно, не считая его принципиальной преградой на пути к компромиссу. Но компромисс по языку тоже может быть разным. Имеющийся сейчас – более приемлем.

Повний текст статті: Донецкие новости