Урегулирование конфликта на Донбассе: в 2020 году есть два реальных сценария

Марія Золкіна
політичний аналітик Фонду "Демократичні ініціативи" імені Ілька Кучеріва
Коментарі
Перегляди: 815
3 січня 2020

Оригінал  на Comments.ua

Аналитик Фонда "Демократические инициативы имени Илька Кучерива" Мария Золкина прогнозирует, что урегулирование конфликта на востоке Украины в 2020 году может развиваться по двум вариантам. Один из них выгоден Киеву, второй – Москве.

«После нормандской встречи, которая состоялась 9 декабря в Париже, существует два базовых сценария, по которым могут разворачиваться в 2020 году события вокруг Донбасса.

Первый - пролонгация статуса кво. То есть, территории остаются оккупированными, переговоры в минском и нормандском форматах продолжаются, но без ощутимых результатов. Этот сценарий реализуется при условии, что украинская власть не соглашается пойти на российский сценарий возвращения оккупированного Донбасса. А именно - перейти к вопросам выборов, утверждению закона об особом статусе (с его возможным прописыванием в Конституции Украины) при отсутствии безопасностных компонентов (режима тишины, демилитаризации, выведения российских войск).

Такой сценарий является автоматическим последствием неуступчивости украинской власти в принципиальном вопросе: сначала - безопасность, а потом - политическое урегулирование.

Второй сценарий реализуется при условии, когда украинская власть согласится пойти на вопросы политического урегулирования без прогресса в вопросе безопасностного компонента. Вероятность этого сценария возрастает с усилением давления Российской Федерации на Украину.

Попытаемся рационально оценить то, что сейчас происходит. С одной стороны - никакой "зрады" в нормандском формате не произошло. Прорывов также. Украинский президент, вроде бы, выстоял и не переступил "красные линии", о которых он говорил ранее (сначала - безопасность, а потом - вопросы выборов, особого статуса и т.д.). Но если мы сложим пазл из всего остального, что происходит на украино-российском фронте отношений, то увидим следующую картину.

Первое - газовый вопрос в результате переговоров о транзите разрешен в большей мере в интересах РФ.

Второе - на информационном фронте на международной арене украинская сторона не ведет какой-то активной кампании. Проукраинская позиция в западных медиа фактически не присутствует, тогда как РФ свою пропагандистскую машину раскручивает. И мы начинаем вновь серьезно отставать.

Третий момент касается внутренней риторики украинской власти. Она избегает жестких выпадов в адрес РФ, не называет ее агрессором, не говорит прямо, что всё, происходящее на оккупированных территориях - ответственность России. Явно просматривается переход к логике "примирение ради примирения".

Создается впечатление, что тактика украинского президента состоит в том, чтобы задобрить РФ этой мягкой риторикой - и способствовать тем самым российским уступкам в вопросе конфликта на Донбассе.

Возможность прогресса в переговорах по Донбассу, кроме того, согласится ли украинская сторона пойти на уступки РФ, зависит также от использования такого инструмента как "третья сторона" - модератор соблюдения определенных договоренностей. Я не исключаю, что без прогресса по режиму тишины и демилитаризации весной, украинская власть может снова заговорить о каком-то международном контингенте на Донбассе. Чтобы кто-то верифицировал режим тишины, наблюдал за его безоговорочным соблюдением, выполняя роль сдерживающего фактора.

Идея с круглосуточной работой СММ ОБСЕ, провозглашенная лидерами "нормандской четверки", бесперспективна. Миссия ОБСЕ не может выполнять роль контролера выполнения договоренностей. Она лишь фиксирует нарушения договоренностей, но не имеет полномочий полностью контролировать оккупированную территорию, администрировать процессы, которые там происходят.

Я уверена, что по оптимистичным для Украины сценарием является тот, в котором наша страна:

- не идет на уступки РФ просто ради того, чтобы получить от российских властей ничем не гарантированное обещание вернуть нам контроль над оккупированным Донбассом;

- настаивает на применении контролирующих инструментов - международной миссии.

Менее выгодный (и пессимистический, с моей точки зрения) сценарий – быстрая, необдуманная реинтеграция. Украина не сможет абсорбировать неподконтрольные территории Донетчины и Луганщины без реальной их демилитаризации, без выведения войск, без гарантий, что этот регион реально перейдет под контроль официального Киева - в политическом и административном плане.

Риск такого сценария есть. И РФ будет давить на то, чтобы весной он начал реализовываться. Не исключаю, что если начнутся серьезные события военно-политического характера на Ближнем Востоке (конфликт между США и Ираном выходит на новый виток), Россия может этим воспользоваться. И пока внимание США будет приковано к другому региону, Кремль начнет активно действовать на украинском направлении».