Россия в последние годы демонстрирует устремления перекроить мир по новым лекалам и закрепить принцип разделения геополитических сфер влияния. Москва готова платить относительно высокую цену сейчас в обмен на внешнеполитические дивиденды в долгосрочной перспективе от подрыва существующего международного порядка. Именно эти соображения могут служить объяснением относительной малоэффективности западных антироссийских санкций. Позиция новоизбранного президента США по отношению к России особенно тревожна, так как она может подстегнуть Кремль к продолжению агрессивной политики на Украине и других странах «ближнего зарубежья». Реализация такого сценария будет означать не что иное, как демонтаж принципов верховенства международного права и подмену его «правом сильного» на международной арене.

Москва не только пытается силой удержать соседние страны в своей сфере влияния, стимулируя локальные сепаратизмы и способствуя экономической дестабилизации, но также демонстрирует готовность грубо нарушать фундаментальные принципы нерушимости международно признанных государственных границ, лежащие в основе существующего мирового порядка. Для этого Россия использует как экономическое давление (ограничение поставок энергоресурсов, торговые эмбарго), так и агрессию, направленную на подрыв территориальной целостности соседних государств, создание и поддержание в них очагов нестабильности в виде квазигосударственных сепаратистских образований сначала в Грузии, а позже на Украине, включая аннексию Крыма.

К сожалению, продолжающаяся санкционная политика Запада, инициированная в марте 2014 года в отношении Москвы, так и не смогла изменить российскую политику по отношению к Украине. Единственным достижением санкций стало присутствие Москвы за столом переговоров в Минске, что позволило снизить интенсивность вооруженных столкновений на украинском Донбассе. В то же время Россия по-прежнему продолжает оккупацию Крыма, и способствует продолжению конфликта малой интенсивности на востоке Украины посредством всесторонней военно-экономической поддержки двух квазигосударственных образований, так называемых Донецкой и Луганской народных республик.Акция "Модный ответ - Санкциям нет!"

Ценой санкций для России стали ощутимый отток капитала, стремительная девальвация российского рубля, ограничение доступа к западным технологиям и невозможность получать кредиты в западных банках для финансирования текущих задолженностей и инвестиций в экономику. Основные экономические издержки Россия несет в последние годы, прежде всего, из-за сравнительно низких цен на нефть, но здесь западные санкции являются серьезным отягощающим фактором, затрудняющим выход страны из рецессии и достижение экономического роста.


Уже на протяжении довольно длительного времени российские власти ищут всевозможные «обходные пути» для снятия санкций. В первую очередь Россия надеется найти возможности для налаживания двустороннего сотрудничества с западными популистскими, ультраправыми и консервативными силами. Администрация президента США Дональда Трампа может положить начало разрушению санкционной политики Запада. Рост влияния консервативных популистских сил в Европе, которые демонстрируют лояльность к России и поддерживают снятие антироссийских санкций, также может помочь Кремлю в этом направлении. Москва, по всей видимости, надеется добиться снятия санкций через работу с «дружественными режимами на Западе», не прибегая при этом к изменению своей агрессивной политики на Украине.

Москва также всячески пыталась изменить саму повестку международных переговоров с целью «разменять» вопрос сирийского урегулирования на украинский вопрос. Расчет был сделан на то, что, усугубляя положение жителей в самой Сирии, можно будет обострить для ЕС проблему наплыва беженцев с Ближнего Востока. Такой подход должен был усилить голос консервативных популистских сил в Европе.

При этом куда более важным выигрышем для Москвы в случае отмены санкций будет возможность нанести удар в самое ядро либеральных ценностей и принципов солидарности цивилизованного мира в противодействии странам-агрессорам. Налаживание «прагматичных» двусторонних отношений с США и приход условно лояльных к России политических элит во Франции и Германии фактически может расколоть трансатлантическое единство Запада в вопросе сохранения режима санкций. Отсутствие консолидированного подхода Запада в отношении России может в среднесрочной перспективе побудить Кремль к осуществлению дальнейших агрессивных шагов, прежде всего в так называемом постсоветском «ближнем зарубежье».

Избрание президентом США человека, намекающего на готовность в дальнейшем работать по принципу «разделения сфер влияния» на международной арене, воодушевляет Кремль, и показывает, что нынешняя стратегия России все же имеет неплохие шансы на успех. Более того, потенциальная готовность администрации Трампа ради «нормализации отношений с Россией» пойти на уступки или даже «сделку» в вопросе, лежащем в плоскости основополагающих принципов международного права, грозит продолжением агрессивных шагов Кремля на Украине и других постсоветских странах. В этой связи 2017 год во многом станет определяющим и показательным для будущего либеральных ценностей и принципов солидарности в вопросе защиты основ международного права. Он также продемонстрирует, в какой степени Кремлю удастся подменить международное право «правом сильного».