Медіа
Перегляди: 232
10 травня 2018

9 мая с геополитическим смыслом: зачем Кремль «приватизировал» День Победы?

Парад Победы в Севастополе, 9 мая 2018 года

Как День Победы стал главным праздником современной России? Кому нужны фальшивые ветераны? Почему Украина отошла от навязанной Кремлем трактовки 9 мая? Какие исторические факты делают более актуальным для украинцев День памяти и примирения, а не День Победы? Ответы на эти вопросы и другие вопросы ищут гости и эксперты Радио Крым.Реалии.

Украинский политический аналитик фонда «Демократические инициативы» Руслан Кермач рассуждает, почему значимость Дня Победы так велика в нынешней России.

Руслан Кермач

Главный геополитический посыл Дня Победы в России адресован всему миру: страна несокрушима, ее военная мощь велика, как никогда прежде
Руслан Кермач

– Если ссылаться на социологические исследования, в частности, «Левада-Центра», то 9 мая – действительно очень значимый в национальных масштабах праздник. Порядка 70% респондентов собираются его отмечать. В этой связи неудивительно, что на государственном уровне политическая элита нынешнего режима с такой помпой празднует 9 мая. Сложно понять, что первично: восприятие народа заставило власть так поступать, или наоборот, парады привели к такому восприятию. Так или иначе, это явление вызывает настороженность. Главный геополитический посыл Дня Победы в России адресован всему миру: страна несокрушима, ее военная мощь велика, как никогда прежде. Кроме того, есть символический аспект: посредством военных парадов Кремль демонстрирует преемственность с СССР в момент его триумфа. Это очень важная подпорка для легитимации режима.

Парад Победы в Севастополе, 9 мая 2018 года

Руслан Кермач констатирует, что при Владимире Путине российское 9 мая утратило значение как день скорби и приобрело милитаристский характер, какой не был свойственен празднику даже в Советском Союзе.

– Я убежден, что Украине и другим странам нельзя допускать, чтобы нынешняя России «приватизировала» День Победы. Нужно продвигать свои смыслы, свои нарративы в противовес тому, что делает Кремль, и показывать, что российское празднование – это вульгаризация, это неприемлемо в 21-м веке. Необходимы совсем другие акценты.

​Российский философ и публицист Максим Горюнов считает, что характер Дня Победы сильно зависит от воли тех, кто находится в Кремле.

Оснований для такого широкого празднования уже нет. Это особенность нынешнего политического режима
Максим Горюнов

– Давайте представим себе, что в России нормальная власть. Как думаете, она отмечала бы 9 мая? Скорее всего, да. Может быть, праздник перенесли бы на 8 мая, была бы другая тональность с меньшей долей или вовсе без милитаризма. Было бы больше воспоминаний о жертвах, прямых и косвенных, о нерожденных детях и так далее. Но в любом случае это был бы День Победы. Даже самая просвещенная, демократическая, либеральная власть в России, свободная от предрассудков и прошлого, все равно будет связана с 9 мая. От этого никуда не деться, так складывается история страны. Другое дело, что мы не увидели бы такого «победобесия», фарса, отвратительного маскарада. Оснований для такого широкого празднования уже нет. Это особенность нынешнего политического режима. Если бы он был другим, этого бы не было.

Шествие «Бессмертного полка» в Симферополе, 9 мая 2018 года

​Максим Горюнов также отмечает, что при таком характере празднования появляется нужда в самозванцах с медалями, которые не могли быть участниками Второй мировой войны по возрасту, но способны создать картинку массового торжества.

Максим Горюнов

Украинский историк, координатор проекта «Ликбез. Исторический фронт» Кирилл Галушко заключает, что украинский взгляд на окончание Второй мировой войны обречен быть более сложным, чем российский.​

Кирилл Галушко

Формат Дня памяти и примирения для нас более уместен с этической точки зрения, чем российское пышное празднество
Кирилл Галушко

– Разница в том, чем была Вторая мировая война для России и для Украины. Россия может позволить себе черно-белую трактовку: великая победа, выдающаяся историческая роль Советского Союза. Украина не может позволить себе такого, поскольку у каждого региона эта война имеет свою историю, не похожую на историю другого. Например, для Западной Украины имеет значение советская оккупация 1939 года. Для Центра и Востока война началась 22 июня 1941-го. Был выбор только между плохим Гитлером и плохим Сталиным, и возникают вопросы, что именно считать коллаборационизмом. Так что у Украины Вторая мировая намного сложнее, чем у России. Формат Дня памяти и примирения для нас более уместен с этической точки зрения, чем российское пышное празднество.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Оригінал: Радіо Свобода

Top