Медіа
Перегляди: 110
6 вересня 2019

МинВОТ + МинВет = … Эксперты оценили последствия слияния министерств для переселенцев

Соединение Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ) с Министерством по делам ветеранов (МинВет) неоднозначно оценивается опрошенными «Донецкими новостями» экспертами. Куда более неоднозначно, чем оценка работы МинВОТ (как правило, «неуд»).

Напомним, что 3 сентября Кабмин официально озвучил решение о реорганизации МинВОТ – его присоединят к МинВету. Новообразование будет называться Министерство по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

4 сентября Кабмин уволил четырех заместителей главы МинВОТ: Юсуфа Куркчи, Викторию Воронину, Георгия Туку и Юрия Гримчака (последний подозревается в мошенничестве, против него возбуждено уголовное дело).

Ранее Тука, отчитываясь о работе МинВОТ, оценил ее на 8,5 балла по 10-бальной системе. Воронина же уверяла, что в министерстве сформировался коллектив профессионалов, который (даже в случае расформирования ведомства) нужно сохранить. Она также подчеркивала, что МинВОТ является наименее финансируемым среди всех министерств Украины (0,02% от средств, выделяемых на министерства; в бюджете-2019 было выделено 177,5 млн грн).

Руководителем «сдвоенного» министерства стала полковник Оксана Коляда. По ее словам, на окончательное объединение двух ведомств уйдет от одного до двух месяцев. Министр уверяет, что планирует с помощью экспертов провести исследования по крупнейшим потребностям переселенцев и тех, кто остался на неподконтрольной территории.

Эксперты пояснили «Донецким новостям», как подобная реорганизация может отразиться на дальнейшей судьбе внутренне перемещенных лиц, и стоило ли фактически упразднять МинВОТ.

Команда ОО «Донбасс SOS»:

– Мы по-прежнему уверены, что вопросами пострадавших от конфликта людей и вопросами реинтеграции и восстановления должен заниматься государственный орган уровня не ниже министерства. Формирование госполитики и ее реализация должны исходить из сильного министерства с сильным, ответственным и понимающим проблемы миллионов пострадавших людей руководителем.

Недопустимо распорашивать функционал, а значит и ответственность, на несколько госорганов.

Напомним, что для решения проблем и для реализации защиты прав и свобод гражданского населения, пострадавшего от конфликта, за 5 лет не было сделано почти ничего.

Недопустимо дальнейшее продолжение такой ситуации. Мы надеемся, что новое правительство и президент Украины уделят должное внимание этой проблематике, поставив в ряд первоочередных приоритетов защиту и решение проблем наших соотечественников из Донбасса и Крыма.

Руководитель Всеукраинской ассоциации переселенцев Руслан Калинин:

– Если оценить работу МинВОТ то можно с уверенностью поставить «неуд». Я был уверен, что это министерство ликвидируют, а часть его функций передадут Минсоцполитики (естественно, после смены парадигмы данного министерства, к которому тоже было немало претензий). Это было бы логично, Минсоц занимается выплатами, в его распоряжении есть реестр переселенцев (который пока, правда, не корректно работает). Также при Минсоц действует Украинский фонд социальный инвестиций, который занимается жилищными программами для ВПЛ. Был бы логично часть функций отдать туда.

К моему удивлению, МинВОТ решили объединить с МинВет. С одной стороны, это неплохо, что осталось министерство, которое занимается проблемами переселенцев. С другой – будет ли на этом сделан упор. Ведь во главе министерства человек, который привык заниматься делами ветеранов. Насколько новый министр разбирается в проблематики ВПЛ? Надеюсь, увидим это в ближайшее время. Если министр оставит хотя бы частично прежнее руководство МинВОТ, думаю, что новое министерство окажется для переселенцев бесполезной очередной вывеской (как это было предыдущие 3,5 года с МинВОТ) и станет заниматься, в основном, делами ветеранов.

Уверен, что нужно как можно быстрее запускать электронные реестр переселенцев и передавать его в профильное министерство. Необходимо понять количество ВПЛ, провести перерегистрацию. Также одна из комплексных мер – отвязка выплаты пенсий от справки ВПЛ. Если мы это сделаем и проведем новую верификацию, окажется, что переселенцев у нас – не более миллиона.

И, конечно, ключевая проблема – жилье. Также остро стоит вопрос трудоустройство. Обе эти проблемы нужно решать комплексно.

Юлия Дрюк-Ильяшенко, руководитель общественной организации «Мій дім. UА»:

– Относительно соединения министерств: есть опасения, что о ВПЛ забудут. Новый министр в своем первом комментарии вспоминала только АТОвцев, что настораживает...

Но, безусловно, МинВОТ было малоэффективным. Еще в 2018 году нами была создана инфографика их промахов… За что они подали на нас в суд, который так и не закончился.

Должны ли чиновники ответить за бесцельно потраченные средства, которые можно было бы пустить на нужды переселенцев? Безусловно! Только мало верится, что ответят…

Главная проблема переселенцев (о ней говорят более 70% ВПЛ) – это жилье. Наша организация именно ей и занимается. Решим эту проблему, не будет в стране больше такого количества ВПЛ. И «свое» министерство будет им ни к чему.

Дмитрий Снегирев, сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа», историк, юрист:

– Государство за 5 лет так и не смогло точно назвать количество переселенцев. Не тех, на ком зарабатываются деньги (т. н. «мертвые души»), а живых людей, которые нуждаются в поддержке.

Госдеятели рассматривали ВПЛ как один из элементов коррупционных схем. Это позволяло существовать теневым схемам и фактически нивелировать саму тему госпомощи.

Если брать исторический опыт той же Грузии, то фактически того же промежутка времени, что прошел у нас с начала конфликта, грузинам хватило, чтобы решить проблему своих переселенцев («благодаря» РФ у них сложилась похожая с нами ситуация – Абхазия, Южная Осетия), в том числе с жильем. При том что ВВП Грузии значительно отличается от ВВП Украины.

Таким образом, можем говорить, что именно политическая воля – основная составляющая для решения проблем ВПЛ. Прошлая власть использовала тему переселенцев как пиар-прикрытие для «освоения» государственных и донорских средств, а не для решения реальных проблем ВПЛ.

Первая задача, которая стоит перед новым министерством – сделать реальные списки переселенцев. Государство должно знать реальное количество ВПЛ, чтобы минимизировать финансовые потоки и оптимизировать помощь нуждающимся. Основной вопрос – вопрос верификации. С него и нужно начинать.

МинВОТ – это была фактически мертвая (в смысле помощи ВПЛ) структура, которая использовалась как пиар-площадка. Госдолжности использовались как элемент информационного влияния, а не для решения проблем переселенцев. Более того, как показала практика, некоторые представители руководства МинВОТ были задействованы в сомнительных коррупционных схемах. И это то, то нам пока известно…

Говорить об эффективности работы МинВОТ нет ни малейших предпосылок. Поэтому логичным выглядит момент его реорганизации. Но, по большому счету, нужно было не реорганизировать, а ликвидировать данное министерство. Нельзя в одну телегу впрячь ежа и трепетную лань. Нельзя объединять вопросы ветеранов и ВПЛ. Это разные категории, и соответственно, нужны разные походы в решении их проблем.

С моей точки зрения, следовало создавать отдельную структуру, которая бы занималась вопросами деоккупации Донбасса, включая информационную составляющую и вопросы ВПЛ.

Мария Золкина, аналитик Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива»:

– Проблемы с политикой в отношении ВПЛ будут однозначно. В первую очередь, потому что слияние министерств произошло на базе МинВет.

Конечно, архитектура министерств, занимающихся вопросами, связанными с Донбассом, должна была быть обновлена. Все (включая информационную политику) следовало сосредоточить в едином органе центр власти. Но формат, который выбрали, я оптимальным не считаю. И это может отразиться на ВПЛ.

В МинВОТ, несмотря на его проблемы, были определенные наработки по различным направлениям, связанным с переселенцами. В МинВет же только одна целевая аудитория, весь аппарат там заточен под свое узкое направление – ветеранское. Сейчас вся институциональная заминка будет связана с тем, что нужно фактически создавать департаменты, которые ранее никакого отношения к МинВет не имели. Логичнее было бы это сделать на базе МинВОТ: прибавить к имеющемся костяку тот же департамент по делами ветеранов, чем сейчас нанизывать на МинВет 60-70% функций, которые не были ему присущи.

В данный момент есть инициатива у ряда экспертных организаций – лоббировать идею оставить МинВОТ, уговорив на это правительство.

Кроме того, новая власть до сих пор не презентовала ключевые подходы касательно временно оккупированных территорий. Нет какого-то общего видения. Да, президент давал определенные сигналы, что политика будет смягчена (и касательно пересечения КПВВ, и касательно пенсионных моментов). Но по отношению к переселенцам никаких сигналов от новой команды пока не поступало.

Учитывая, что руководитель вновь созданного Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и ВПЛ Оксана Коляда ранее вопросами ВПЛ не занималась, думаю, комплексное видение взаимодействия с ними, появится не скоро. У министра нет пока системного диалога с гражданским обществом, которое занималось проблемами переселенцев. К тому же, нужно будет срабатываться с перешедшими из МинВОТ сотрудниками – или с новыми.

Один из ключевых вопросов – сколько денег выделят на новое ведомство. Несмотря на ряд субъективных причин, из-за которых работа МинВОТ была не очень эффективна, имелись и объективные. В том числе – практически отсутствующее финансирование со стороны государства. Поэтому главный вызов – выбить в бюджете-2020 нормальное финансирование. А как выбить, если пока нет структуры министерства, и не ясно, чем конкретно и как оно будет заниматься? Сложно просить денег, если не понимаешь задач.

Если говорить о МинВОТ, то ключевая претензия к нему – министерство так и не стало центром формирования комплексной политики в отношение оккупированных территорий. Скорее, это министерство являлось координатором донорских программ по гуманитарной составляющей, по технической помощи прифронтовым территориям и ВПЛ. Больше были посредниками, чем помощниками.

Но, отмечу, проблема эта объективная. Ведь соответствующую политику должны формировать парламент, правительство. Мы же были свидетелями того, что МинВОТ входил в клинч с Минсоц касательно выплат переселенцам. И, кстати, ужасный порядок верификации был придуман именно Минсоц.

Так что ругать исключительно МинВОТ – неправильно. Тут вопрос ко всем представителям предыдущей власти, которые так и не смогли выработать четкой политики и касательно ВПЛ, и касательно реинтеграции Донбасса. Очень бы хотелось, чтобы новая власть не повторила этих ошибок.

Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Top